«В кевала нирвикальпе еще су­ществует «умственное ведро», погруженное в воду, которое может быть вытащено обратно в любой момент. »

«…если искатель не ис­коренил васаны, то и после многих лет непрерывной прак­тики кевала нирвикальпа самадхи Освобождение достигну­то не будет3.»

«В покое медита­ции иногда возникает состояние лайя, но этого недоста­точно. Для уничтожения ума она должна дополняться други­ми практиками.»
……………………………………….
И: А что можно сказать о кевала нирвикальпа самад­хи и сахаджа нирвикальпа самадхи?

М: Погружение ума в Атман, но без его разрушения, это кевала нирвикальпа самадхи, в котором человек еще не свободен от васан и поэтому не достигает мукти. Ос­вобождение приобретается только после уничтожения васан.

И: Когда можно практиковать сахаджа самадхи?

М: Даже с самого начала. Однако если искатель не ис­коренил васаны, то и после многих лет непрерывной прак­тики кевала нирвикальпа самадхи Освобождение достигну­то не будет3.

И: В чем разница между глубоким сном, лайей [тран­соподобным состоянием, в котором ум временно от­ставлен] и самадхи?

М: В глубоком сне ум поглощен, но не уничтожен, и это поглощенное появляется вновь, что может случиться даже в медитации. Но разрушенный ум снова появиться не может. Цель йогина должна заключаться в том, чтобы его уничто­жить и не допустить погружения в лайю. В покое медита­ции иногда возникает состояние лайя, но этого недоста­точно. Для уничтожения ума она должна дополняться други­ми практиками. Некоторые уходят в йогическое самадхи с пустяковой мысли и пробуждаются от лайи через длитель­ный срок, по-прежнему волоча ту же мысль. Между тем в мире сменилось не одно поколение, а такой йогин всё еще не уничтожил свой ум. Истинное разрушение ума состоит в том, чтобы не признавать его существующим отдельно от Атмана. Познайте, что даже сейчас ума нет. Как же это сделать, если не в ежедневных активностях, которые продол­жаются автоматически? Познайте, что ум, содействующий им, не реален, он только призрак, исходящий из Атмана. Так и уничтожается ум9.

Share This