Цитаты из книги Хакуин «Дикий Плющ»:

«Утром я открыл свое ведро с рисом, запустил туда левую руку и достал полную горсть зерна. Я сварил себе кашу и съел ее. Эта каша служила мне пищей два раза в день. Каждые новые сутки повторялось одно и то же. Я пытался угадать, был ли мой образ жизни менее требовательным, чем тот, который вел наставник страны Мусо с его половиной плода в день (2).
Я прожил так целый месяц, и ни разу мне не сводило живот от голода. Напротив, дух мой и тело чувствовали прилив сил и решимости. Ночи проходили в медитации, а дни — в чтении сутр. Я никогда не оставлял занятий. В то время я испытал бесчисленное количество малых и больших сатори. Сколь много раз я ликовал, прыгал и танцевал, не обращая внимание ни на что вокруг! Я более не подвергал сомнению слова Да-хуэя, когда он говорил о восемнадцати больших и неисчис-ляимых малых сатори. Как же прискорбно, что в наши дни люди отвернулись от этого пути к кэнсё, будто он покрыт грязью!
Даже если вы будете заниматься сидячей медитацией, настанет время, и вы разразитесь криком исступленной радости. Она столь велика, что вы тут же схватитесь за живот от хохота и свалитесь на землю. Когда вам удастся встать на ноги и преодолеть первый прилив счастья, вы вновь упадете на колени, и черты вашего лица вновь исказит смех (3).
Но в последние сто лет, после того, как ушел наставник страны Гудо (4) в школах Риндзай, Сото и Обаку появилось множество защитников слепого, сухого пути дзэн «молчаливого озарения». По всей стране они собираются в толпы, презрительно щелкают пальцами и бормочут: «Большие сатори восемнадцать раз! Малые сатори без числа! Смешно! Если ты просветлен, так ты просветлен, а если нет, так нет. Для человеческих существ единственно важно разорвать корень новых перерождений, освободиться из тисков рождения и смерти. Как вообще можно сосчитать моменты просветленного счастья, ведь это же вам не понос!
Да-хуэй бросался смешными утверждениями потому, что не имел ни малейшего понятия о высшем, верховном дзэн, приблизиться к которому способен только тот, чьи заслуги велики. Высший дзэн, достижение истинно просветленных, не относится к тем вещам, которые может постичь и понять человеческое сознание, каким бы оно ни было. Нужно попросту быть Буддой, как это делаем мы, как «закрытые деревянные чаши, простые, не покрытые лаком». Это состояние величайшего счастья и величайшего мира, это — великое освобождение (5). Изгони из своего ума всякое желание и всякое стремление. Не вмешивайся не во что, не разбрасывайся. Свободное состояние сознания, отвлеченное ото всякой мысли — вот подлинное, предельное достижение».
Эти люди говорят правду: они действительно ничего не делают. Они не утруждают себя дзэнскими упражнениями, им не присуща даже малая частица мудрости. Подобные медлительным барсукам, они проводят жизнь в ленивой дремоте. Их жизнь совершенно бесполезна, о них забывают тотчас после их смерти. Они не в состоянии оставить после себя даже одного иероглифа, который мог бы зачесться в качестве возмещения величайшего долга перед патриархами веры.
Пусть начнется потоп или разверзнется ад, они все равно будут повторять «Какие мы есть, все мы будды, подобные пустым нелакированным чашам» и поглощать свою тарелку с кашей изо дня в день. Так они избавляют себя от пота и тягот, известных даже лошадям. Подушки с мусором! Вот все их заслуги. Они не способны перевести человека на другой берег и освободить его. Они не могут даже одного человека перевести на берег освобождения и освободиться таким образом от долга перед собственными родителями. Даже знаменитое высказывание «Если мальчик уходит в священство, то его родственники до девятого поколения обретают новое рождение на небесах» применительно к ним становится полнейшей бессмыслицей.
И я отвечаю им: «Вы должны знать, что существует пятьдесят две ступени, который проходит каждый бод-хисаттва, прежде чем становится Буддой. Первая из них — это зарождение сознания и веры, а последняя — достижение высочайшего просветления. Одни достигают просветления постепенно, к другим оно приходит внезапно. Некоторые достигают полного просветления, а некоторые — лишь частичного. Если вы не заблуждаетесь в том, что ваша таковость «простых чаш» может «быть как она есть», тогда ошибочными были все эти древние рассуждения о ступенях бодхисаттвы. Если же знание о ступенях, пришедшее нам из прошлого, истинно, тогда вы, которые остаетесь такими, какие есть, подобно «простым чашам», совершенно заблуждаетесь. Сам Будда однажды сказал, что он предпочел бы вновь родиться в гноящемся лисьем теле, нежели увидеть, что его ученики стали последователями двух колесниц (6). Однако даже последователи двух колесниц не идут с вами ни в какое сравнение: ведь вы не более, чем толпа невежественных, бесстыдных, несознательных и необузданных негодяев!»»

…..

«О, посвященные в глубины таинств! Вам следует трижды поклониться Будде и подвергнуть его слова тщательному изучению и глубокому осмыслению. Все, все, старайтесь прилежно! Не позволяйте себе удовлетворяться малыми достижениями. Взбираясь на гору, доходите до вершины! Если вы вошли в океан, исследуйте его глубины!
Продвигаясь на этом пути, вы окажетесь у последних, самых трудных препятствий. Они таковы: Башня памяти Су-шаня, Смерть Нань-цюаня, Тысячи покрытых снегом вершин, Ветхий парус Янь-тоу, Водный буйвол проходит через окно, коан Чжао-чжоу о том, что собака не имеет природы будды, Трижды увеченный, Два вида света, Старая женщина сжигает обитель, Чжао-чжоу видит сквозь старую женщину, Конопляный халат Цзин-чжоу, Молодая женщина покидает самадхи, Опахало единорога и Убийство кота (20).
Эти [коаны] известны как ядовитые клыки и когти пещеры Дхармы. Их называют также божественными, отнимающими жизнь заклятиями. Вы должны пробраться через них, один за другим. Поистине, такова ваша практика после сатори. Чем бы вы не занимались, никогда не отправляйтесь в путь ради пустяковых целей!»

Share This